?

Log in

No account? Create an account
Previous Entry Share Next Entry
Из недавно вышедшей книги Бориса Миронова «Русский национализм»
feliks712
Борис Миронов

Из недавно вышедшей книги Бориса Миронова «Русский национализм» (презентация состоялась 12 апреля 2014 г.) :
Борис Миронов “РУССКИЙ НАЦИОНАЛИЗМ” ПРЕДИСЛОВИЕ с.21-24

В 2004 г. за статьи “Вставайте, люди русские!”, “Выборы-грязное еврейское шоу”, “Открытое письмо к сибирякам”, “Крушат державы щит по заказу ЦРУ и Моссада”, “Губернатор Толоконский как зеркало еврейской диктатуры”, опубликованные в издаваемой Мироновым газете”Сибирский фронт”, Борис Сергеевич арестован и брошен в тюрьму. Выступая на суде, он говорил: «Меня сегодня судят не за действия, “направленные на возбуждение вражды, а также на унижения достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, отношения к религии, совершенные публично, с использованием средств массовой информации, совершенные с использованием своего служебного положения”, как значится в моем обвинительном заключении, меня сегодня судят за мои статьи, опубликованные в газете “Сибирские фонари”, настолько они аргументированы и убедительны по приведенным в них фактам, что с ними не возможно спорить, - меня сегодня судят за то, что я посмел коснуться самого запретного в стране с 1918г. – преступлений еврейской мафии. И дело даже не в Толоконском, хотя именно он фигурирует главным действующим лицом в моих статьях, дело в прецеденте, который может создать рассмотрение моих статей по существу. Ведь привлеки сегодня Толоконского за те преступления, которые он совершил на посту главы администрации Новосибирской области, завтра может встать вопрос о преступлениях Фридмана, Авена, Смоленского, Вексельберга, Когана, Абрамовича, Кириенко, Чубайса, находящихся сегодня под непробиваемым панцирем своей этнической принадлежности. Сегодня тронуть кого то из них – значит вызвать вой и визг об антисемитизме, которого все так страшатся с кровавых 20-х годов, когда без суда и следствия ставили к расстрельной стенке только за то, что кто-то неодобрительно отозвался о еврее. И этот страх, густо замешанный на русской крови, на генетическом уровне вошел в кровь и плоть населения России, а при малейшем ослаблении этого страха ретивые еврейские законодатели сегодня вновь укрепляют его 282-й статьей, продолжая её ужесточать под флагом борьбы с экстремизмом. И вот теперь меня, внука и сына бесстрашных воинов русской и советской армий, судят за то, что я имею мужество писать правду, судят с далеким прицелом, что если осудят меня, заткнут рот мне, журналисту, писателю с неизвестным именем, бывшему главному редактору, создателю “Российской газеты”, бывшему директору крупнейшего издательства страны, ”Советская Россия” –“Русская книга”, бывшему Председателю Комитета Российской Федерации по печати в ранге министра, то как легко потом будет по созданному здесь, в Новосибирске, прецеденту рассовать по тюрьмам за слово правды сотни честных, мужественных, талантливых журналистов и писателей.
Понятно, что я не только не признаю своей вины, но я так же не понял за все четыре года позорной прокурорской волокиты, о какой вине моей вообще идет речь. Так может только оккупационная власть приучать коренное население оккупированной территории к новым порядкам, к новым правилам жизни.
Меня судят сегодня за честно сказанное слово русского человека на своей родной русской земле. Меня посадили на скамью подсудимых, пропустив через тюрьму, а в устрашение бросили без единого следственного действия держать в застенках “Матросской тишины” – самого тяжелого изолятора в стране – 99/1, специально жестко оборудованного для самых страшных преступников власти, моего сына держат как политического заложника – все это беззаконие творят те, кто всерьез возмечтал, чтобы мы, русские, забыли и свое родное имя, и свое право жить на русской земле по законам и правилам правды и чести, завещанным нам нашими отцами и дедами, открывшим эту землю, освоившими и защитившими её.
Очень показательно то, что меня, русского и православного христианина, судит сегодня и жаждет расправится со мной еврейская община с очень символическим названием для сегодняшнего суда – “Атиква”. Напомню, что “Атиква” – это название гимна сионистского движения, с 1948г. – национальная песня Израиля, выполняющая функцию национального гимна Израиля. Меня судят и жаждут расправы со мной сионисты, поднявшие здесь, в сердцевине русской земли, знамя Израиля, а я напомню вам, что 30-я сессия Генеральной Ассамблеи ООН в ноябре 1975г. квалифицировала сионизм как форму расизма и расовой дискриминации. Меня судят сионисты и иудеи, ведь вторая организация, добившаяся суда надо мной , - иудейская община “ЯТаД”. Получается, что меня судят по сионистским законам, еще недавно запрещенными Организацией Объединенных Наций за античеловечность, - и тогда все становится на свое место, потому, что ни один закон Российской Федерации не преступал, ни один закон Российской Федерации ко мне претензий не имеет и иметь не может, но коль я здесь, на скамье подсудимых, значит, есть иные законы в России, кроме тех, что прописаны в законодательстве, а 282-ая статья – лишь камуфляж теп подлинных нерусских, антирусских, руссконенавистнических законов, по которым меня сегодня судят.
Могу ли я с этими законами согласиться, могу ли я согласиться с тем обвинительным заключением, что написан на основании сионистских, иудейских законов? Нет, конечно!
И то, что я на скамье подсудимых и мои истинные судьи – иудеи и сионисты- это не мой позор, это позор сегодняшней России, наш национальный позор, что нас, русских людей, судят по чужим, чужеродным, антирусским, руссконенавистническим законам.»
Осудить Бориса Миронова власть тогда не решилась в виду мощных митингов протеста, прокатившихся в его поддержку по всей России: в 53 городах прошли тогда митинги, но и оправдать власть его не посмела. Миронов освобожден от уголовного преследования в связи с истечением срока давности. Спустя два года новосибирской мафиозной группировке, которую Борис Сергеевич обличал в своих статьях ”Сибирский фронт”, предъявили обвинения по восьми доказанным эпизодам убийств, среди которых – расстрелы двух вице-мэров Новосибирска.